Лечение рака в современным методом

Исследование рака в 2018 году: прорывы к успешной терапии

Лечение рака в современным методом

Я уверен, что к 2025 году учёные онкологи разработают лечебные терапии для большинства, если не всех видов рака. Конечно, я несколько рискую, делая подобные заявления. Но в сфере исследования рака мы движемся к лучшим, более безопасным терапиям невероятно быстро, и я взволнованно предвкушаю будущие результаты.

Я убеждён, что нужно высоко ставить планку, исполнять и реализовывать, и не должно быть оправданий, если мы не выдержим продвижения в таком темпе.
2017 стал знаковым в ускорении лечения рака, новыe лекарства получили одобрение FDA.

В том числе были одобрены два вида терапий CAR T клетками – тип иммунотерапии рака, который использует собственные иммунные клетки пациента, запрограммированные на атаку и уничтожение раковых клеток. Все мы в Центре Исследований Рака Фреда Хатчинсона воодушевлены такими известиями. Это успешная проверка, того, над чем мы и наши коллеги по всему миру работали в течение десятилетий.

Что ещё важнее, это означает терапию, потенциально способную спасти жизнь некоторым раковым пациентам с исторически ограниченными вариантами лечения.

Между прочим, ключевая фраза в этом предложении – некоторые пациенты.

Клеточные иммунотерапии Kymriah и Yescarta были одобрены для лечения типа прогрессивного педиатрического лейкоза и агрессивной неходжкинской лимфомы соответственно. И мы знаем, что, хотя эти две терапии и являются большим шагом вперёд по сравнению с ранее доступными методами лечения, однако не все пациенты реагируют на них. И из тех, кто реагирует, некоторые испытывают серьёзные побочные эффекты.

А ведь остаётся ещё гораздо больше пациентов и видов рака, которые нужно лечить, и лечить безопасно. Иммунотерапия обещает заняться этими прочими видами рака, но одного этого подхода недостаточно для полного успеха. Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов. Исследователи нашего центра тестируют раковые терапии завтрашнего дня в лаборатории и в ходе клинических исследований. В прошлом году мы увидели замечательные научные достижения наших лабораторий, которые намекают на то, что нас ждёт в будущем. Начиная с 2018 года, мы с коллегами внимательно следим за несколькими перспективными направлениями исследований и лечения рака – и, конечно же, делаем всё возможное, чтобы способствовать скорейшему их развитию. Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год.

Иммунотерапия нового поколения

Недавнее известие о приобретении компанией Celgene компании Juno Therapeutics является хорошим примером того, как развивается отрасль иммунотерапии. Наука, стоящая за иммунотерапией Juno, восходит к десятилетиям доклинических исследований в Центре Фреда Хатчинсона, где наши учёные обнаружили, что отдельные типы иммунных клеток обладают мощной и устойчивой противоопухолевой активностью.

С целью сделать иммунотерапию рака более безопасной мы очень тщательно изучаем некоторые серьёзные побочные эффекты и инфекции, возможные после лечения CAR T клетками. Понимание и борьба со специфической токсичностью, связанной с CAR T терапией будет ключом к тому, чтобы успешно реализовать этот метод для большего числа пациентов.

По мере того, как мы продолжаем совершенствовать наши текущие подходы к иммунотерапии, мы также проверяем нашу клеточную иммунотерапию в новых клинических испытаниях и на иных типах рака, чтобы применить эту мощную технологию к большему числу нуждающихся пациентов. Наше внимание было сосредоточено на различных формах рака крови, хотя недавно мы запустили исследование, которое включает пациентов с раком лёгких и тройным отрицательным раком молочной железы, а также другое исследование для пациентов с меланомой. В 2018 году мы расширим поле нашего внимания, включив в него ещё многие виды опухолей, в том числе яичников, лёгких, головы и шеи, рака желудка, множественной миеломы и многие иные типы рака крови. На данный момент у нас идут 12 клинических испытаний клеточной иммунотерапии, и ещё 21 испытание должно скоро начаться. Мы работаем с 11 промышленными партнёрами в области иммунотерапии, от глобальных производителей, таких как Eli Lilly and Company, до биотехнологических компаний, таких как Minerva Biotechnologies, и, конечно же, наших партнёров, иммунотерапевтических стартапов, Juno Therapeutics и Adaptive Biotechnologies. По мере расширения наших испытаний и в целях удовлетворения потребностей пациентов, наш специализированный центр выращивания клеток производит в среднем от 200 до 600 миллионов клеток в день.

По мере развития иммунотерапии, расширение её ранних успехов с лейкемий на опухоли будет самым сложным, и при этом самым важным делом. Исследователи центра Фреда Хатчинсона продвигаются вперёд, применяя иммунотерапию к опухолям, таким как рак молочной железы и лёгких.

Одни из самых волнующих событий – несколько недавних достижений касающихся редкой опухоли, известной как клеточная карцинома Меркеля, исследования, которые привели к первому одобрению FDA иммунотерапии для этого рака, а также показали многообещающие намёки на мощь комбинированной иммунотерапии.

Исследования этой редкой опухоли закладывают основу будущих достижений в лечении иных, более распространённых раков, которыми мы также займёмся в новых клинических испытаниях.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов.

Могут ли облачные вычисления вылечить рак?

Облачные вычисления намного расширили пути и средства изучения рака.

От научного сотрудничества в реальном времени между странами и континентами до управления данными любого масштаба, облачные технологии поддержат ключевые усилия, такие как точная онкология, расширенная визуализация данных и другие передовые исследования, которые приблизят нас к излечению рака.

Поскольку мы продолжаем находить новые связи между генами и типами опухолей, точные онкологические подходы к лечению рака станут более важными и потребуют как минимум терабайт или больше данных на одного пациента – достаточно, чтобы заполнить память восьми новейших смартфонов.

В прошлом году исследование в центе Фреда Хатчинсона привело к запуску нового клинического испытания высокоточного лекарственного подхода против рака предстательной железы и выявило определённые генетические изменения, которые могут вдохнуть новую жизнь в старый лейкозный препарат.

В декабре вместе с нашими партнёрами из UW Medicine мы основали Институт Точной Медицины Brotman Baty, и очень рады, что приняли в нём участие. Как я уже отмечал во время открытия, этот институт является ещё одним примером новой роли Сиэтла как центра по лечению рака.

Как Национальный Институт Рака, так и Национальные Институты Здоровья недавно инициировали проекты по сбору данных, объединяющие экспертов по работе с данными, облачных технологов и экспертов в области биоинформатики, чтобы стимулировать совместные усилия по использованию облачных и информационных инструментов в крупномасштабных проектах. Мы ожидаем, что эти усилия продолжат набирать силу в 2018 году, и мы в центре Фреда Хатчинсона работаем с лучшими облачными провайдерами в нескольких проектах с интенсивным использованием данных, которые используют машинное обучение и облачные вычисления для ускорения исследований и улучшения результатов на пациентах. Например, мы используем методы глубокого обучения для анализа магнитно-резонансных изображений, которые идентифицируют маркеры рака молочной железы. Мы также используем искусственный интеллект для улучшения результатов у пациентов, которые получают химиотерапию, и создаём платформу следующего поколения для участия пациентов, переживших трансплантацию стволовых клеток крови. Следите за достижениями в этих и иных областях, как мы используем облачные технологии в лечении рака. Недавним захватывающим событием стало объявление о партнёрстве между Adaptive Biotechnologies и Microsoft, которое сосредоточится на использовании искусственного интеллекта для анализа последовательностей рецепторов Т-клеток у пациентов со спектром заболеваний, включая рак, задействующих иммунную систему. Т-клетки являются глазами нашей иммунной системы. Но нам нужен искусственный интеллект для обеспечения виртуальной реальности, позволяющей нам через секвенирование рецепторов Т-клеток видеть то, что они видят, и разрабатывать диагностику и персонализированную терапию основываясь на этом видении. Поэтому ответ на вопрос «может ли облако помочь вылечить рак» – «да», – и здесь в Сиэтле мы можем использовать связь между биологическими науками и облачными технологиями лучше чем где-либо ещё.

Инфекционные заболевания – связи тянутся к раку и далее

Каждый пятый рак во всем мире может быть связан с инфекционными заболеваниями.

Мы в центре Фреда Хатчинсона давно поняли сложные связи между инфекцией и раком; в прошлом году мы запустили интегрированный исследовательский центр, посвящённый изучению этих связей с целью предотвращения многих видов рака, являющихся тяжёлым бременем для человечества. Мы также рассматриваем новые партнёрства в государственном и частном секторах для дальнейших изысканий в сфере пересечения инфекционных заболеваний и рака.

Что касается профилактики ВИЧ, последние два года были знаменательными для основанной на базе центра Фреда Хатчинсона Сети Испытаний ВИЧ Вакцин – HIV Vaccine Trials Network, которая начала четыре беспрецедентных по эффективности испытания профилактики ВИЧ в 2016 и 2017 годах. Исследования по тестированию новых вакцин и других способов профилактики ВИЧ-инфекции соберут вместе 12 200 добровольцев по всему миру. Мы все с нетерпением ожидаем окончательных результатов исследования в 2020 и 2021 годах.

Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год. Я жду общения с вами в следующем году и приглашаю вас поделиться своими мыслями. С уважением,

Гари Джиллиланд, MD, PhD, президент и директор Fred Hutchinson Cancer Research Center

Перевод выполнил Ник Сестрин, группа SENS Volunteers

Источник: https://habr.com/post/412007/

Современное лечение рака

Лечение рака в современным методом

Обратите внимание

Новые технологии приходят в Россию. 

Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях препаратов на основе Т-клеток (LAK-терапия). Терапия проводится в различных научно-исследовательских онкологических центрах, в зависимости от вида опухоли.

Отзыв о методе министра здравоохранения РФ Скворцовой В.И.

Комментарий о клеточных технологиях главного онколога России, академика Давыдова М.И.

 Сегодня лечение онкологии в Москве может осуществляться как традиционными так и инновационными методиками, позволяющими полностью излечить страшную патологию либо же перевести ее в хроническую форму (причем лечению поддаются даже запущенные формы рака, что еще несколько лет назад было невозможным). 

За современным лечением рака к нам обращаются

• пациенты с поздней стадией рака, от которых отказались другие клиники из-за распространенности онкопроцесса; • больные с противопоказаниями к традиционным методикам («химии», хирургии, лучевой), • пациенты, которых надо привести к состоянию, разрешающему хирургическое вмешательство; • люди, которые не хотят ложиться на операционный стол; • пациенты, у которых не выявлен первичный очаг;

• больные, прошедшие через традиционную терапию, но не получившие надлежащего результата.

 Устранение опухоли химиотерапией сопровождается большим количеством побочных явлений (например, лизис опухоли). Такие явления настолько интенсивны, что они начинают притормаживать лечебный процесс. Наличие отягчающих последствий объясняется тем, что «химия» подавляет не только опухоль, но и здоровые клетки организма. 

Лечение онкологии в Москве

  В целях повышения эффективности лечебного процесса химиотерапию меняют на современные методы лечения рака: • радиочастотную абляцию – онкоклетки разрушаются специальными электродами; • микроволновую абляцию – при помощи особых «антенн», которые воздействуют на онкоочаг разрушающей энергией; • криоабляцию – при помощи специализированной иглы к раковому очагу доставляют жидкий азот, имеющий температуру в -196 градусов;

• ультразвуковую – разрушение опухоли обеспечивает пучок ультразвука, проникающий к ней через кожный покров; при данной процедуре какие-либо дополнительные проводники не вводятся; ее осуществление на 100% дистанционно.

 Кроме того, современное лечение рака включает в себя методы химиоэмболизации, либо введения химии внутриартериально.
Когда традиционные методики не дают желаемого результата, на первый план выходят инновационные способы лечения. В нашем мед.

учреждении есть такие виды терапии, которые могут помочь даже при сильной распространенности патологического процесса.

Современные технологии, используемые в нашей клинике, позволяют уменьшить размеры опухолевых форм и получить возможность провести спасительную операцию по удалению оставшихся компонентов опухоли.

Мы предлагаем современное лечение рака

• перевести патологию в операбельную стадию путем регрессии очага и метастаз; • лечение, направленное на стабилизацию состояния, которая приведет к частичной регрессии опухолевой ткани;

• оказать помощь пациентам с 4 стадией, улучшить качество жизни, принять меры для увеличения ее длительности и даже привести человека к состоянию, при котором допускается оперативное вмешательство (это касается пациентов с наиболее тяжелыми случаями).

Терапия биовакцинами

 Из крови больного забирают клеточные элементы иммунитета (лимфоциты) или опухолевой ткани (вариант №2). В искусственной среде их обрабатывают с помощью генной инженерии, («обучают» выявлять и уничтожать злокачественные клетки), после чего вводят в кровь пациенту. Данную процедуру нужно осуществлять систематически на протяжении нескольких месяцев. 

Гипертермическая химиотерапия

 Современное лечение рака, а именно канцероматоза брюшной полости. До недавнего времени пациенты с указанной патологией были неоперабельными, и все лечение сводилось к паллиативным мерам (т.е. жизнь не спасали, а лишь несколько улучшали ее качество).

Сегодня ситуация изменилась. Гипертермическую химиотерапию используют при операции циторедукции, во время которой максимально удаляется онкоочаг и внутрь брюшной полости вводят химиопрепараты, предварительно нагретые до 40-ка градусов.

Лекарство держат до двух часов, промывая брюшную полость. 

Метод SIRT

 В некоторых случаях возможно спасти пациента, задействовав метод SIRT. Это микроскопические крупицы, в которых присутствует искусственный радиоактивный изотоп Иттрий-90. Данные элементы через печёночную артерию доставляют к метастазам и опухоли. Элементы воздействуют селективно, затрагивая только  опухолевые составляющие.

Электропорация

 Эта необычная методика сводится к тому, что метастазы уничтожаются высоким напряжением электротока, подающегося короткими пульсациями. Ток через электроды воздействует исключительно на опухолевые образования, не затрагивая здоровые ткани. Данный способ позволяет бороться с онкологией поджелудочной железы, печени, легкого, когда пациент считается неоперабельным. 

 Высочайший профессионализм наших работников, а также огромный опыт в применении методов современного лечения рака позволяет нам считаться одной из лучших онкоклиник. Весь имеющийся у нас арсенал (опыт, превосходные технические возможности), а также индивидуальный подход в работе направлены на достижение одной цели – эффективная онкотерапия и спасение жизни пациента.

Источник: http://tumor-clinic.ru/sovremennoe-lechenie-raka/

МнениеЛекаря
Добавить комментарий