Рак лечение у девочек

Опухоли половых органов у девочек

Рак лечение у девочек

Цели лечения: целью терапии должна быть гарантия достаточного локального и системного контроля.

Тактика лечения

Немедикаментозное лечение: режим, диета по показаниям и возрасту.

Хирургическое лечение: 

Как правило, при опухолях яичников можно выполнить оперативное вмешательство на первом этапе лечения, если опухолевый процесс не распространенный.

Оперативное лечение заключается в удалении придатков матки на стороне поражения и резекции большого сальника, так как на большом клиническом материале установлено, что поражение злокачественной опухолью яичника носит односторонний характер.

В случае развития опухолевого поражения одного яичника на фоне дисгенезии гонад необходимо удаление другого, так как риск поражения другой гонады резко возрастает.

Необходимо подчеркнуть, что при истинном раке яичников, который у детей бывает очень редко, необходима операция в объеме ампутации или экстирпации матки с придатками с обеих сторон и резекцией большого сальника. Очень высока роль срочного гистологического исследования удаленной опухоли, для решения вопроса об объеме оперативного вмешательства, особенно если определяется повышенный уровень СА-125. 

Срочное гистологическое исследование показано и в том случае, когда не определяются опухолевые маркеры: АФП, ХГ. Не установлено сочетание герминогенной опухоли и рака яичников или опухолей стромы полового тяжа и т. д., поэтому определение указанных маркеров отвергает возможность наличия рака яичника.

Медикаментозное лечение: 

При нерезектабельности опухолевого процесса первым этапом проводится химиотерапия с последующим хирургическим лечением и послеоперационной химиотерапией. Химиотерапия является обязательным компонентом в лечении герминогенных опухолей. 

Для лечения герминогенных опухолей яичников применяют схему VAB-6:

– винбластин — 4 мг/м2, внутривенно, в 1-й день;

– циклофосфамид — 600 мг/м2, внутривенно, в 1-й день;

– дактиномицин – 1 мг/м2, внутривенно, капельно, в 1-й день;

– блеомицин — 15 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– цисплатин — 100 мг/м2, внутривенно, капельно, в 4-й день. 

Интервалы между курсами 3-4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии. 

С целью уменьшения легочной токсичности блеомицина предложены другие модификации:

– винбластин — 3 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й дни;

– блеомицин — 10 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– цисплатин — 20 мг/м2, внутривенно; в 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й дни. 

Интервалы между курсами 3-4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии

или:

– блеомицин — 15 мг/м2, внутривенно или внутримышечно, 1 раз в неделю, № 12;

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни;

– цисплатин — 20 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни.

Интервалы между курсами 3-4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии

или:

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– ифосфамид — 1500 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни с Уромитексаном в стандартном режиме.

Интервалы между курсами 3-4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии.

Курсы химиотерапии следует проводить с интервалом 3 нед. Основные мероприятия профилактики осложнений: инфузионная терапия до 2500-3000 мл/м2

и контроль диуреза, при необходимости его коррекция лазиксом. Конечно, все дети, получающие химиотерапию, подвержены инфекционным осложнениям, поэтому крайне важны соблюдение гигиенических мероприятий, своевременное лечение стоматитов, инфекций и т. д.

При дисгерминоме показана следующая схема химиотерапии, которая может быть использована и при лечении других герминогенных опухолей:

– винкристин — 1,5 мг/м2, внутривенно, в 1-й день;

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– цисплатин — 20 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни.

Курсы проводят с интервалом 3 нед.; количество курсов – 6.

Можно проводить лечение и по другим схемам:

– вепезид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– цисплатин — 30 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– фарморубицин — 30 мг/м2, внутривенно, в 1-й день. 

Интервалы между курсами 3-4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии

или:

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– цисплатин — 100 мг/м2, внутривенно, в 1-й день;

– циклофосфамид — 500 мг/м2, внутривенно, в 1-й день. 

Интервалы между курсами 3—4 нед. Проводится 6 курсов указанной химиотерапии.

При лечении детей группы повышенного риска (огромные опухоли, состояние после экстренных операций по поводу разрыва или перекрута ножки опухоли, нерадикально выполненные операции) рекомендуется чередование режимов VAB-6 и следующего:

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й день;

– цисплатин — 20 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни.

Интервалы между курсами 3 нед. Каждый режим препаратов вводится до 4 раз; следовательно, общее количество курсов — 8. 

Применяется также схема:

– винбластин — 3 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й дни; 

– дактиномицин — 0,5 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– циклофосфамид — 800 мг/м2, внутривенно, в 3-й день.

При назначении химиотерапии редких опухолей яичника необходимо индивидуально подбирать схему химиотерапии и своевременно в случае отсутствия эффекта от лечения ее менять, однако приведенные выше схемы химиотерапии вполне применимы в данном случае. 

Возможно также использование схемы химиотерапии:

– винбластин — 4 мг/м2, внутривенно, в 1-й день;

– дактиномицин — 300 мкг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни;

– циклофосфамид — 200 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й дни.

или:

– этопозид — 100 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни;

– цисплатин — 20 мг/м2, внутривенно; в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й дни.

Интервалы между курсами не менее 3 нед., количество курсов не менее 6; при определении опухолевых маркеров, не менее 4 курсов, после получения нормальных показателей маркеров.

Применяются так же следующие схемы ХТ:

 Этопозид: 100 мг/м2, с 1-го по 3-й дни; ифосфамид: 1,5 г/м2, с 1-го по 5-й дни. 4-6 цикла с 3-х недельными перерывами.

 Винбластин: 6 мг/м2, 1 день; ифосфамид: 1,2 г/м2, с 1-го по 5-й дни; цисплатин: 20 мг/м2, с 1-го по 5-й дни. 4-6 цикла с 3-х недельными перерывами.

 Паклитаксел: 250 мг/м2, 24-часовая инфузия – 1-й день; ифосфамид: 1,5 г/м2, 2-6 дни; цисплатин: 20 мг/м2, со 2-го по 6-й дни. 4-6 цикла с 3-х недельными перерывами.

 Карбоплатин: 600 мг/м2, на 2-й день; этопозид: 120 мг/м2, с 1-го по 3-й дни; блеомицин: 15 мг/м2, на 3-й день. 3-4 цикла с 3-х недельными перерывами.

Лучевая терапия при опухолях яичников практически не применяется, за исключением дисгерминомы яичников. 

В случаях нерадикальной операции или при лечении метастазов следует проводить лучевую терапию на очаг поражения в СОД 30-45 гр. Дисгерминома высокочувствительна к лучевому лечению, что позволяет получить хорошие результаты даже при распространенном опухолевом процессе. Результаты лечения полностью определяются своевременностью начала лечения и радикальностью оперативного вмешательства.

Перечень лечебных мероприятий в рамках ВСМП:

1. Неоадъювантная, адъювантная химиотерапия. 2. Хирургическое лечение.

3. Лучевая терапия по показаниям.

Дальнейшее ведение:

Первый год: Общий физический осмотр – 1 раз в мес., обследования по показаниям.

Второй год: каждые 2 мес., обследования по показаниям.

Третий год: 3 мес., обследования по показаниям.

Индикаторы эффективности лечения и безопасности методов диагностики и лечения, описанных в протоколе

Оценка эффективности лечения по рекомендации ВОЗ, 1977 г.

Оценка эффективности проведенного лечения проводится основными клинико-инстументальными методами исследования:
1. Ультразвуковое исследование органов малого таза, паховой области, брюшной полости и забрюшинного пространства. 

2. Рентгенография – рентгенологическое исследование лёгких (прямые и боковые).

После получения нормальных титров опухолевых маркеров химиотерапия проводится до 4 курсов, после чего решается вопрос о прекращении специальной терапии. 

После прекращения специальной терапии необходимо тщательное наблюдение в течение 1-го года с интервалами 3 мес., с определением титра опухолевых маркеров; постепенно интервалы между исследованиями после 1-го года увеличиваются.

Источник: https://diseases.medelement.com/disease/%D0%BE%D0%BF%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%85-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2-%D1%83-%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BA/13452

Детский рак: симптомы (памятка родителям)

Рак лечение у девочек

Какие симптомы должны насторожить родителей? Как распознать злокачественное заболевание? Какие дети входят в группу риска? Об этом и о многом другом мы поговорили со Светланой Рафаэлевной Варфоломеевой, директором Института управления и трансляционной медицины НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева, исполнительным директором Национального общества детских гематологов и онкологов.

В чем состоит проблемаранней диагностики злокачественных новообразованийу детей?

Светлана Варфоломеева: Она есть во всем мире, не только в России. Частота заболеваемости во всех странах примерно одинаковая: 14—15 детей из каждых 100 тысяч.

В большинстве случаев — особенно если речь идет о злокачественной солидной опухоли, при которой нет ярких, обращающих на себя внимание признаков, — диагноз устанавливается поздно. И в целом на более продвинутой, чем у взрослых, стадии.

Для взрослых существует система профилактики и ранней диагностики, но с детьми другая картина.

Рак — это всегда болезнь-исключение.

Поэтому одна из задач, которая стоит перед детскими онкологами сегодня, — формирование групп риска. Если ребенок попал в такую группу, то для врача, к которому он придет на прием, эта информация сработает как красный флажок. Он будет знать, что у пациента более высокий риск заболеть раком, и, значит, отнесется к нему внимательнее.

Светлана Варфоломеева, детский онколог-гематолог

Группы риска

Должен ли детский онколог заниматься ранней диагностикой рака у детей?

С. В.: Нельзя возложить ни на детского, ни на взрослого онколога вопросы ранней диагностики. К онкологу приходит пациент с подозрением на злокачественное новообразование.

Но сначала это подозрение должно у кого-то возникнуть.

Как правило, у педиатра, если мы говорим о детях. И чтобы облегчить ему работу, мы занимаемся формированием групп риска.

Какие критерии при этом учитываются?

С. В.: Заболеваемость у детей первого года жизни сравнительно высокая — из 100 тысяч детей у 25 в первый год жизни диагностируют онкозаболевание. Это выше, чем у детей других возрастных групп. Если цифры ниже, значит, диагноз не верифицирован и будет установлен позже.

До 90% опухолей у детей первого года жизни — врожденные.

Они проявляются рано, поэтому диагноз должен быть поставлен в течение первого полугодия жизни ребенка. Чаще всего это эмбриональная опухоль, связанная с теми или иными пороками развития плода.

Особое внимание при наблюдении мы уделяем недоношенным детям и детям, страдающим теми или иными синдромами врожденных иммунодефицитов.

Таких детей много, часто у них неверифицированные генетические заболевания: пострадавший ген не устанавливается даже при многочисленных исследованиях.

Тем не менее нужно исследовать всю панель генетических поломок у пациентов, у которых есть подозрение на развитие опухоли. Понять, есть ли у них синдром, который может спровоцировать развитие онкозаболевания.

По каким признакам, симптомам родители могут понять, что ребенок серьезно болен?

С. В.: В частности, лейкозы характеризуются тем, что нарушается здоровое кроветворение, причем это касается всех видов клеток крови (только в 4% случаев встречается так называемая однолинейная гипоплазия, когда изменения есть только в отношении одного ростка кроветворения). Вот что может насторожить родителей:

  • длительная лихорадка без видимой причины,
  • наличие изменений в анализах крови: анемия, снижение числа тромбоцитов (что может сопровождаться гематомами и синяками на теле, сыпью в виде мелких кровоизлияний),
  • изменения со стороны лейкоцитов.

Проблема в том, что не всегда можно увидеть опухолевые, «бластные» клетки в анализе крови. Кроме того, их наличие не является обязательным критерием для установления диагноза «острый лейкоз». Надо понимать, что диагностика очень сложна.

Какие еще признаки могут насторожить родителей:

  • Необъяснимая бледность;
  • изменения поведения и активности ребенка;
  • отказ от еды, особенно в раннем возрасте,
  • приостановка набора веса;
  • отсутствие каких-либо эмоциональных реакций, безучастность.

Вообще если маме кажется, что ребенок стал странным, что он ведет себя не так, как всегда, — это знак того, что лучше обратиться к врачу.

«Чем помочь ребенку с онкозаболеванием? Все очень просто: сдайте кровь, она спасет ему жизнь»

Каков следующий шаг?

С. В.: Когда изменения выявлены, ребенка направляют на консультацию к детскому гематологу-онкологу или госпитализируют. Например, при подозрении на лейкоз или ряд других состояний необходимо провести костномозговую пункцию, что делается в стационаре.

Без детального обследования есть опасность, что врач может неправильно расценить ситуацию и начать лечение другого заболевания.

Например, если на первое место выходят не изменения в анализе крови, а боли в костях и суставах, болезнь могут трактовать как ревматоидный артрит и начать терапию глюкокортикоидными гормонами, что в случае онкологического заболевания может значительно ухудшить его течение и вызвать развитие тяжелых осложнений.

Что родителям нужно знать о симптоматикелимфом?

С. В.: Если у ребенка на протяжении долгого времени не прекращается кашель и длительная лихорадка, с которой не справляются антибиотики, — это повод серьезно насторожиться.

Поясните, что такое длительная лихорадка.

С. В.: Если на фоне антибактериальной или иной противовоспалительной терапии температура остается высокой в течение 10 и более дней, это значит, что вопрос здоровья ребенка должен заинтересовать не только родителей, но и лечащего врача, к которому необходимо обратиться.

Что делать, если родители сами обнаружили опухоль?

С. В.: Если при прощупывании брюшной полости обнаруживается объемное образование, нужно немедленно идти к врачу. Однако стоит помнить, что если ребенок при этом жалуется на боли в животе, его могут госпитализировать в хирургическое отделение, хотя на самом деле боль в животе может быть симптомом лимфомы или другой опухоли.

В связи с этим крайне важно, чтобы у хирургов была высокая онкологическая настороженность. Но в первую очередь насторожиться должны именно родители.

Мы сталкиваемся с большой проблемой, особенно летом, когда мама или папа нащупывают в брюшной полости ребенка новообразование, но видят, что малыш чувствует себя хорошо, и едут всей семьей отдыхать на юг.

Как проявляют себя опухоли головного мозга?

С. В.: Будьте внимательны, если у маленького ребенка наблюдается аномальное увеличение размеров головы — проявление гидроцефалии. Родителей должны насторожить тошнота и рвота, особенно по утрам. Об этом стоит немедленно проинформировать врача.

На какие симптомы следует обратить внимание, если речь идет о саркомах?

С. В.: Наличие пальпируемого (то есть прощупываемого) образования. Очень часто родители связывают это с предшествующими травмами, особенно если опухоль обнаруживается на ноге или руке.

Согревающие процедуры или хирургическое вскрытие образовавшейся гематомы или флегмоны могут быть опасны!

До верификации диагноза нельзя приступать к лечению. А верификация начинается с рентгенологического исследования, стандартного рентгеновского снимка. Но потом могут понадобиться и другие исследования, в том числе лабораторные.

В нашей практике было много случаев, когда врачи пытались лечить некое образование местными средствами, а потом оказывалось, что это злокачественная опухоль. Любое объемное образование должно быть изучено, выяснены причины его возникновения и установлен диагноз.

Доступность помощи

Как быть родителям, если, например, оказывается недоступным обычный анализ крови? Критично ли ждать его несколько дней?

С. В.: Если врач назначает анализ крови, он должен обеспечить ребенку (семье) возможность его сделать. Необходимо, чтобы анализ был готов на следующий же день. Ресурсов не всегда достаточно, но помощь должна быть доступной для каждого ребенка. Недопустимо ждать результата анализа крови пять дней.

От момента назначения анализа до сдачи должно пройти не более 48 часов. Если соблюсти такие сроки не удается, надо бить во все колокола. Невозможность оказать помощь амбулаторно является показанием к экстренной госпитализации ребенка.

В ряде регионов простой анализ крови, например, на альфа-фетопротеин (маркер некоторых опухолей) можно сдать только платно. Это неправильно. Семья, безусловно, изыщет деньги и заплатит.

Но для кого-то это незначительная сумма, а для кого-то — большие деньги.

Семья не должна ущемлять себя материально ни в период обследования, ни после, особенно если ребенок перенес злокачественную опухоль и ему теперь на протяжении длительного времени нужно сдавать анализы. Если еще придется за них платить…

Доверие

Могут ли родители полностью доверять врачу?

С. В.: Невозможно призывать к абсолютному доверию. Хотя, конечно, у ответственных родителей должен быть врач, которому они доверяют. Ведь до того, как ребенку исполнится 18 лет, наблюдение за состоянием его здоровья — это всегда вопрос коммуникации врача и родителей. Кроме того, врач в поликлинике не просто лечит ребенка: он учит родителей, как наблюдать и лечить.

Мы всецело за интеграцию родителей и врачей.

И за то, чтобы врачи разных специализаций были интегрированы в общую программу контроля детского рака.

Родители сами могут разобраться, что написано в анализе?

С. В.: Мама не должна расшифровывать анализы. Ей необходимо поговорить с врачом, который направил ребенка на обследование, обсудить результаты со специалистом из лаборатории или позвонить доктору, которому она доверяет.

Изучив анализ крови, мы можем понять, есть ли в нем изменения. И уже врач должен решить, что делать с этими изменениями дальше: госпитализировать ребенка, направить его на консультацию к другому специалисту или продолжить наблюдение.

Мне часто задают вопрос: как помочь больным детям? Можно отправить SMS на короткий номер фонда «Подари жизнь» 6162, а можно сдать кровь. Я в каждом интервью призываю читателей и родителей сдавать кровь, которая действительно может спасти жизнь ребенка с онкозаболеванием. И то, в каком состоянии находится донорское движение, демонстрирует отношение общества к проблеме детского рака.

Кирилл Киргизов: «Родителям и врачам нужно знать о детском раке больше»

Кирилл Киргизов, детский онколог-гематолог, заместитель директора ИУТМ НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева, ответственный секретарь НОДГО

«Крайне важным являются развитие онкологической настороженности и расширение знаний о ранней диагностике злокачественных новообразований у детей как среди медицинских специалистов, так и родителей.

С этой целью Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева и Национальное общество детских гематологов и онкологов при поддержке фонда «Подари жизнь» и других благотворительных организаций реализуют образовательные программы — как дистанционные, так и очные.

На сайте НОДГО представлена информация в виде брошюры и ролика для родителей, а к размещению на сайте Минздрава России готовится обучающий модуль для врачей о ранних признаках злокачественных новообразований у детей. Эти и другие дистанционные формы работы призывают медицинских работников и родителей не забывать о детских онкологических заболеваниях.

Эти вопросы мы поднимаем и в рамках программы «Дальние регионы», когда на очных образовательных семинарах представляем информацию врачам в регионах России».

Проект фонда «Диагностика и анализы»

Успех лечения любого заболевания зависит от своевременной и точной диагностики. Чем раньше врачи поставят правильный диагноз, тем выше шансы на полную победу над болезнью.

Поддержать проект можно ЗДЕСЬ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен,если хотите быть в курсе наших новостей

Поделитесь статьей с друзьями в соцсети, если считаете информацию в ней важной и интересной для них.

Нам важно знать ваше мнение, не забывайте оставлять комментарии. Спасибо.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a2e5d34256d5c37dbc609d1/5bd9c0ca0d30c900aba84f80

Злокачественные опухоли шейки матки у девочек подросткового возраста

Рак лечение у девочек

Если у взрослых в подавляющем большинстве случаев опухоли шейки матки возникают из плоского эпителия, то у детей преобладают аденокарциномы, чаще — светлоклеточная.

У 4 из 5 наблюдавшихся в НИИ онкологии и медрадиологии больных РШМ опухоли представлены светлоклеточной аденокарциномой, у 1 — железисто-солидным раком.

Возраст девочек составлял от 12 до 15 лет.

В таком возрасте прогноз аденокарциномы шейки матки благоприятный, если лечение проводится на современном уровне. К сожалению, приходится констатировать, что диагноз рака этой локализации ставится на фоне типичной клиники, длящейся уже 8–12 месяцев.

Независимо от морфологической структуры опухоли и ее формы клиническая картина РШМ у детей протекает однотипно: кровянистые и сукровичные выделения, недомогание, усталость, анемия, боли внизу живота, учащенное мочеиспускание.

У всех девочек с РШМ, наблюдавшихся в НИИ, давность заболевания с момента первых симптомов и установления диагноза составляла более года.

К этому времени у них имелись признаки интоксикации, обусловленные распадом и инфицированием опухоли.

Больная Р., 12 лет. По словам матери, болела больше года. Это проявлялось постоянными сукровичными выделениями, по поводу которых 3 раза назначалось лечение трихополом, кровоостанавливающими и сокращающими матку средствами.

Однако состояние больной не улучшалось, она похудела, появились субфебрильная температура и тупые ноющие боли в животе. Больную госпитализировали в ревматологическое отделение детской клинической больницы, где проводилось симптоматическое лечение.

Состояние не улучшалось, возникли сильные боли внизу живота, из половой щели выделился фрагмент опухоли размером 1012 см. Опухоль расценена терапевтом как «прерванная беременность». Только после консультации акушера-гинеколога беременность была исключена.

Девочка переведена в НИИ онкологии и медрадиологии, где поставлен диагноз «рак шейки матки II стадии, экзофитная форма, влагалищный вариант». Гистологически в биопсийном материале из опухоли шейки матки выявлен рак железисто-солидного строения.

Проведено комбинированное лечение с включением предоперационной дистанционной гамма-терапии с двух противолежащих полей на область малого таза в суммарной дозе 20 Гр, расширенной гистерэктомии по Вертгейму и курса послеоперационного облучения. Через 12 лет пациентка здорова. Закончила техникум, работает. Замужем.

Заболевание у девочки было значительным. Тем не менее, в течение года ей не проводились специальные методы исследования, которые позволили бы уточнить природу метроррагии и помочь своевременно выбрать обоснованное и не столь агрессивное лечение.

Целенаправленное обследование двух других девочек, страдавших РШМ, начиналось также после длительной и неэффективной симптоматической терапии, которая проводилась для остановки кровомазания, ошибочно расцениваемого как ювенильная дисфункция яичников или трихомониаз.

Больная С., 15 лет. Направлена в НИИ онкологии и медрадиологии с диагнозом «рак шейки матки II стадии». При поступлении жаловалась на постоянные боли внизу живота, сукровичные выделения из половой щели, повышенную температуру тела (до 39°С), озноб.

Больной себя считала более 8 месяцев. Все началось с нарушения менструального цикла, проявлявшегося непрекращающимися кровянистыми выделениями из половой щели. Трижды обращалась к гинекологу. Диагностирована дисфункция яичников, по поводу которой принимала кровоостанавливающие и гормональные средства. Лечение безуспешное.

Нарастала слабость, беспокоили боли в пояснице и надлобковой области. Выделения из половой щели стали зловонными. Повысилась температура, которая не снижалась при приеме противовоспалительных и антибактериальных средств. На 8-м месяце заболевания госпитализирована в горбольницу. Обследована клинически и морфологически.

Диагностирован РШМ.

При осмотре девочки были явные признаки интоксикации, проявляющиеся резкой бледностью кожных покровов с сероватым оттенком, высокой температурой тела, потерей аппетита, слабостью.

В периферической крови выявлены лейкоцитоз, увеличенная СОЭ и гипохромная анемия. Язык влажный, густо обложен налетом. Пульс — 98 ударов в минуту, ритмичный, тахикардия. Живот мягкий, слегка болезненный.

Над лоном на 2 см выступала опухоль, уходящая в малый таз. Из половой щели отмечены грязно-серые выделения со зловонным запахом.

В зеркалах вся верхняя и средняя трети полости влагалища заняты экзофитной опухолью, «вколоченной» в просвет влагалища.

При гинекологическом исследовании шейка матки представлялась гипертрофированной, плотной, бочкообразной, раздутой. Ее размер вместе с телом матки соответствовали 9-недельной беременности. Параметральные отделы тазовой клетчатки не инфильтрированы. Маточно-крестцовые связки свободны от опухолевого поражения. Придатки не определялись.

Клинически выявлена злокачественная опухоль шейки матки с некрозом, распадом и инфицированием. В микропрепаратах диагностирована светлоклеточная аденокарцинома шейки матки.

Комплексная симптоматическая терапия проводилась 10 дней с использованием общеукрепляющих, противовоспалительных и обезболивающих средств, антибиотиков и антисептиков. Дважды перелита цельная кровь. Осуществлена санация влагалища.

Однако состояние больной не улучшалось. Через 10 дней после госпитализации ее прооперировали.

При ревизии органов малого таза в заднем дугласовом кармане обнаружено 75 мл мутной жидкости. Левый яичник кистозно изменен.

Матка обычных размеров находилась на раздутой и увеличенной в 6 раз, по сравнению с нормой, шейке.

Передняя часть опухоли выбухала в просвет мочевого пузыря, а задняя заполняла маточно-прямокишечное пространство. Мочевой пузырь резко дистопирован к лону, сплющен и выступал над ним.

Поскольку опухоль оказалась в узком тазовом кольце, в целях предотвращения обильного кровотечения при удалении матки, на первом этапе перевязаны правая и левая внутренние подвздошные артерии. Метастазы в подвздошной зоне лимфатических узлов не обнаружены.

После этого осуществлена тотальная гистерэктомия с 2/3 влагалища. Операция проходила в сложных технических условиях, обусловленных большими размерами опухоли шейки матки, ее «вколоченностью» в малый таз и прорастанием в стенку влагалища на одну треть.

Лимфаденэктомия не планировалась в связи с септическим состоянием больной (температура тела в день операции 39° С и постгеморрагической анемией, гемоглобин — 47 г/л).

Макропрепарат представлен маткой с придатками. Правые придатки, левая маточная труба и тело матки не изменены. Правый яичник замещен кистой, наполненной соломенно-желтой жидкостью, имевшей гладкие, блестящие внутреннюю и наружную оболочки, капсулы. Гистологически киста оказалась фолликулярной (доброкачественной).

Шейка матки превратилась в опухоль размером 108 см, исходящую из слизистой цервикального канала, инфильтрирующую тотально всю мышцу и прорастающую в задний влагалищный свод на 3 см.

Морфологически диагностирован светлоклеточный мезонефроидный рак, который исходил из слизистой оболочки цервикального канала и имел обширные очаги некроза. Эндометрий — без особенностей.

В послеоперационном периоде проведена дистанционная гамма-терапия. На область малого таза подведено 50 Гр. Лучевое лечение прошло без осложнений.

Через 17 лет состояние больной удовлетворительное, признаков рецидивирования и метастазирования опухоли нет.

Из приведенных двух наблюдений видно, что появление кровянистых выделений из влагалища — один из первых симптомов рака шейки матки. К сожалению, этот признак не всегда своевременно принимается во внимание или правильно истолковывается.

Трудности диагностики опухолей шейки матки у детей, обусловленные возрастом и топографо-анатомическими особенностями малого таза, объясняют частую запущенность процесса к моменту распознавания, что в большинстве случаев определяет неблагоприятный исход.

Промедление с установлением диагноза объясняется или невнимательностью матери и поздним обращением к врачу, или неосведомленностью врача о возможном наличии злокачественной опухоли шейки матки у девочки.

Процесс прогрессирует, вызывает сдавление и прорастание нервных сплетений, что проявляется мучительными болями и тяжелыми страданиями. Девочки становятся замкнутыми, неконтактными, истощенными и отрешенными.

Ювенильная дисфункция яичников — самый частый диагноз, который ставят гинекологи, не осмотрев шейку матки в зеркалах при ее опухолевом поражении. При этом врачи, как правило, под различными предлогами воздерживаются от гинекологического осмотра девочек и прибегают к нему лишь тогда, когда очевидность заболевания не вызывает сомнений.

Должно быть правиломпроводить гинекологический осмотр в зеркалах при выделениях из половой щели не только кровянистых, но и гнойных, жидких либо сукровичных белей.

Это исследование требует умения и соблюдения большого такта, поскольку вызывает неприятные ощущения у юной пациентки и травмирует психику. Гинекологического исследования очень стесняются школьницы и нередко скрывают от родителей и врачей наличие белей или расстройств менструального цикла.

Вследствие этого при сборе анамнеза следует тактично наводящими вопросами уточнять присутствие указанных признаков заболевания.

Результаты лечения в отдаленные сроки в описанных случаях РШМ оказались хорошими, независимо от объема хирургического вмешательства (операции Вертгейма или тотальной гистерэктомии). Однако не хотелось бы, чтобы у читателя сложилось мнение об одинаковой эффективности этих вмешательств.

У обеих девочек отмечены экфозитные формы роста первичной опухоли шейки матки, отличавшиеся сравнительно поздним распространением процесса на соседние анатомические структуры по протяжению и редким возникновением метастазов. Эндофитным формам свойственно обширное метастазирование. Распространение рака при них происходит преимущественно лимфогенным путем.

Операция в объеме тотальной гистерэктомии без лимфаденэктомии при таких опухолях не является радикальной.

В системе лечебных воздействий у детей, страдающих раком или саркомой шейки матки, хирургический метод является ведущим. При ранней диагностике он может быть самостоятельным и позволяет достичь высоких терапевтических показателей. Его радикальность основывается на соблюдении принципов футлярности и анатомической зональности, абластики и антибластики.

Успех зависит от правильности оценки показаний и противопоказаний, выбора оптимальных объемов вмешательства и тщательности предоперационной подготовки. При РШМ стандартной является операция Вертгейма, у больных с саркомами шейки матки — тотальная гистерэктомия с верхней третью влагалища.

Лимфаденэктомия, по заключению многих исследователей, не является обязательным этапом вмешательства, проводимого по поводу саркомы шейки матки, т. к. основной путь метастазирования этой опухоли — гематогенный. В наших исследованиях лимфогенной диссеминации у больных с саркомами шейки матки не отмечено.

Однако единичные наблюдения не дают оснований для исключения лимфогенного метастазирования саркомы шейки матки. Этими соображениями мы руководствовались при операции Вертгейма у наших пациенток, страдавших опухолью шейки матки указанного генеза.

Приведенные случаи злокачественных опухолей шейки матки выявлены во II–III стадиях процесса. У всех больных они проявлялись кровянистыми выделениями из половых путей. Однако причина выделений вначале оценивалась неправильно, что приводило к позднему распознаванию.

Поэтому при наличии жалоб на кровянистые выделения из влагалища, после исключения у пациенток допубертатного возраста преждевременного созревания, а в пубертатном возрасте — кровотечений вследствие дисфункции яичника или аборта, необходимо провести специальное обследование шейки матки для определения опухолевого поражения последней.

По письменному согласованию с матерью в целях установления диагноза девочка осматривается в зеркалах.

Для этого она вводится в наркоз, осуществляется дефлорация, а далее проводится осмотр шейки матки в зеркалах, влагалищно-прямокишечное исследование, цитологическое — выделений из шеечного канала и влагалищной порции шейки матки, биопсия из наиболее подозрительного на опухоль участка шейки матки для морфологической оценки.

При подтверждении диагноза рака или саркомы шейки матки для определения распространенности процесса используются МРТ, а при необходимости — артерио- или везикография. Задачи, решаемые с помощью вышеописанных методов у больных со злокачественными опухолями шейки матки, весьма разнообразны и выходят далеко за рамки сугубо диагностических возможностей.

Они позволяют не только уточнить наличие или отсутствие патологических изменений в исследуемом органе, установить характер и степень распространенности процесса, но и выявить функциональное состояние смежных органов.

Эти методы играют важную роль в выборе метода лечения и объема хирургического вмешательства, в планировании облучения и определении правильности его проведения, а также в оценке эффективности лечения.

Источник: http://www.medvestnik.by/ru/sovremennii_podxod/view/zlokachestvennye-opuholi-shejki-matki-u-devochek-podrostkovogo-vozrasta-7441-2009/

10 симптомов рака у женщин

Рак лечение у девочек

Слова «онкология» или «рак» знают все. Однако, если спросить вас: знаете ли вы начальные проявления типичных женских раковых опухолей, какие признаки вы назовете? Скорее всего, вы точно не сможете их назвать.

Слова «онкология» или «рак» знают все. Однако, если спросить вас: знаете ли вы начальные проявления типичных женских раковых опухолей, какие признаки вы назовете? Скорее всего, вы точно не сможете их назвать.

Онкологические заболевания занимают в структуре смертности одно из ведущих мест. У женщин есть множество особенностей в сравнении с мужчинами в развитии онкологических болезней: наиболее часто они страдают от рака придатков,шейки матки и молочной железы. Хотя могут быть и другие локализации опухолей.

При раннем обращении женщины к врачу излечение от рака вполне возможно – современная медицина это уже не раз доказывала. Однако, наши женщины боятся или стесняются идти к врачу с, казалось бы, пустяковыми жалобами и совершают серьезную ошибку, теряя драгоценное время. Passion.ru расскажет об основных симптомах рака у слабой половины человечества.

Одним из самых настораживающих симптомов для женщин должны стать кровотечения после наступления менопаузы – то есть спустя год после прекращения менструаций. Месячные не могут вернуться, если они уже прекратились. Не стоит думать, что это нормально – обратитесь к врачу для выяснения обстоятельств.

Другим серьезным симптомом должны стать мажущие выделения после полового акта, межменструальные кровотечения или слишком обильные менструации по 10-12 дней, появление болезненности при менструации – это может быть признаком гормональных сдвигов или рака шейки матки или придатков.

Начальные этапы рака шейки матки диагностируются не сложно, сдается мазок с цервикального канала на исследование особых клеток (цитология) и маркеров рака.

Для определения рака яичников объем исследований больше, необходимо УЗИ и обследование крови на специальные, специфичные для рака яичников, маркеры.

Одним из признаков некоторых видов рака эндометрия (внутренней стенки матки), наряду с кровотечением, является появление необычных водянистых выделений с сукровицей или без нее из половых путей. Этому симптому нужно уделить особое внимание – иногда, начинаясь как признак инфекции, хроническое воспаление переходит в онкогенную стадию.

Этот вид рака при своевременной диагностике лечится хирургически и можно полностью излечиться от болезни.

Каждой женщине с 25-30 лет необходимо знать о самостоятельном обследовании груди. Это совершенно безболезненная процедура, которую рекомендуют проводить раз в месяц дома перед зеркалом. При регулярном проведении этой процедуры в один и тот же день цикла вы досконально изучите ткань железы, что позволит вам вовремя заметить изменение в груди или соске.

Признаками для беспокойства должны стать любые внешние отличия по сравнению с предыдущими осмотрами:

  • появление на коже сеточки из сосудов, пигментных пятен или участков «апельсиновой корки»,
  • изменение формы груди или соска,
  • появление уплотнений в груди, которые не болезненны.
  • изменение цвета ареолы соска (если вы не беременны и не кормящая) и его шелушение,
  • выделения из соска, при отсутствии лактации, особенно если они кровянистые или белесые.
  • появление на коже ямочек,
  • повышение температуры груди или ее отдельного участка.

Эти симптомы – повод незамедлительно обратиться к врачу.

Одним из первых симптомов рака половых органов у женщин является зуд и чувство дискомфорта в области половых губ, раздражение или изменение кожи, не связанные с инфекциями или аллергией. Эти изменения обычно длительные и прогрессирующие – поэтому, при малейшем некомфортном состоянии, отправляйтесь на осмотр к врачу.

Рак яичников считают очень сложным для диагностики, он практически не дает специфических симптомов. Поэтому женщине надо чутко следить за своим здоровьем.

Есть набор признаков, позволяющих заподозрить неладное и обратиться к врачу – болевые ощущения в нижнем отделе живота или посередине живота, частые расстройства мочеиспускания или подтекание мочи, причем эти симптомы должны прогрессировать и усиливаться.

Конечно, эти симптомы неспецифические, но в комбинации с другими признаками, могут подтолкнуть женщину обратиться к врачу.

Если у вас нет признаков простуды или другой инфекции, нет хронических болезней, которые бы могли обостриться, а температура держится более недели, а то и двух, вам необходимо обратиться к врачу, одним из признаков раковых опухолей является стойкое повышение температуры в течение долгого времени, не чувствительное к жаропонижающим средствам.

Одними из симптомов раковых опухолей являются длительные и стойкие расстройства в системе пищеварения – это постоянная тошнота и нарушение аппетита, запоры или поносы, кровь в стуле различной степени интенсивности, вплоть до кровотечения из прямой кишки. Такие расстройства в пищеварении могут быть, конечно, и признаками других проблем с кишечником. Но могут быть симптомами рака прямой кишки.

Признаком онкологического заболевания может считаться резкое изменение веса. Реже наблюдается его резкий набор, обычно онкология сопровождается резким похудением вплоть до кахексии – этот симптом появляется в поздние стадии, когда опухоль серьезно подрывает силы организма и не дает телу питаться, забирая все себе.

Один из симптомов рака матки или яичников, является резкий рост окружности живота, почти как при беременности. Часто женщины не придают такому факту значения, считая, что просто набрали вес, но это зачастую либо рост опухоли, либо скопление воспалительной жидкости в животе.

Кроме того, рост живота может возникать из-за постоянного вздутия в кишечнике и растяжения петель кишки. Если у вас нет резкой смены образа жизни и режима питания, это тревожный сигнал и повод для похода к врачу.

Зачастую признаками раковых заболеваний является слабость, вялость или резкое повышение утомляемости. Они возникают за счет прогрессирования опухоли, выделения ею токсических веществ и «объеданию» хозяина.

За счет этого человек испытывает дефицит витаминов, минеральных веществ, это также дает слабость и упадок сил. Если усталость мешает вашей привычной жизни – это повод пойти к врачу.

***

Конечно, эти симптомы не являются признаками только онкологии, они могут свидетельствовать о других болезнях, но если вы нашли у себя хотя бы 3-5 из 10 симптомов – обратитесь к врачу для проверки своего здоровья.

Источник: https://www.passion.ru/health/drugie-zabolevaniya/10-simptomov-raka-u-zhenshchin-55639.htm

МнениеЛекаря
Добавить комментарий