Рак молочной железы дарья донцова

Дарья Донцова: Рак — это просто болезнь, и она лечится!

Рак молочной железы дарья донцова
Sobesednik.ru узнал, как именно писательница Дарья Донцова победила рак.

С именем 65-летней Дарьи Донцовой связана ошеломляющая цифра: 200.000.

000 экземпляров — таких размеров достиг суммарный тираж ее книг.

Дарья Аркадьевна — самый читаемый автор нашей страны! Могла ли она подумать о таком успехе, когда только-только начала писать — в больнице в 1998 году, борясь с раком молочной железы?!

Соленая капуста спасала от тошноты

Писательница неоднократно говорила, что именно новое интересное дело помогло ей справиться с болезнью. И теперь эта потрясающая женщина несет важную миссию — она помогает другим людям, которые только начинают свой путь к выздоровлению. Всем и каждому она не устает повторять: «Все будет хорошо!»

— Когда я узнала, что больна, я сильно испугалась. Врачи сказали, что мне осталось жить несколько месяцев. Но потом, когда я познакомилась со своим доктором, я поняла, что ни в коем случае не следует унывать, потому что можно выздороветь, — рассказала мне Дарья Аркадьевна во время знакомства.

Она призналась, что первые три книги написала буквально рядом с туалетом. Потому что очень тяжело переносила химию. К сожалению, лекарств, которые могли бы облегчить это лечение, в конце 90-х в России не было.

— Я тогда была репетитором немецкого языка, — вспоминала Донцова. — А еще преподавала в книжном магазине «Молодая гвардия». Я понимала, что от работы отказываться нельзя: только сядешь дома, как в голову полезут глупые мысли. Поэтому я спасалась от тошноты с помощью соленой капусты и огурцов. Между прочим, отлично помогало.

«Я-то никогда не умру!»

Были у нее, конечно, и другие мотивации, самые главные — муж и дети. Однажды ее дочь Маша спешила к ней в больницу. И случайно увидела, как у здания морга над гробом плачет девочка. «Здесь у девочек умирают мамы», — ужаснулась она. «Но ведь я-то никогда не умру», — пообещала ей Дарья Аркадьевна. И просто не могла обмануть любимую дочь!

Четыре сложные операции, множественные химиотерапии, пятилетний прием большого количества гормональных лекарств… Сложно представить, насколько трудно далась ей эта победа над онкологией! Но главное — она справилась.

И теперь писательница всячески поддерживает других онкологических больных. Участвует в благотворительных акциях, выступает на телевидении и по радио. А еще написала книгу «Я очень хочу жить.

Мой личный опыт», которая в 2013 году стала настоящим бестселлером.

Когда сын Аркадий был еще совсем маленьким// из личного архива

С недавних пор у Дарьи Донцовой появилось еще одно интересное дело — ведение страницы в соцсети «Инстаграм». Там она делится хорошим настроением и отвечает на вопросы нуждающихся.

В одном интервью она призналась: «Я работаю доморощенным психологом». После операции человек идет в диспансер и по сути остается один на один со своей бедой.

А поддерживать тех, кто борется с серьезным недугом — очень важно! И поясняет:

— Если у вас онкология, не надо плакать, надо просто сцепить зубы и шагать по ухабистой дороге к выздоровлению. Падать и снова подниматься, упорно идти.

А иногда ползти по этой дороге, твердо веря: онкология лечится.

А вот когда вы наконец выздоровели, то надо сказать себе: «Я сильная, я справилась, и теперь я помогу тем, кто сейчас в начале пути, поддержу их, скажу: „Люди, онкология лечится“.

Фитнес — 2–3 раза в неделю

Потрясающе, что при всем этом Донцовой удается сохранять настроение, форму и здоровье…

— Если вы нашли хорошего доктора, то я советую слушаться его и выполнять то, что врач велит. Мне мой доктор посоветовал не употреблять мясо, колбасу, консервы, сахар… А еще уменьшить количество еды. Если уж очень хочется слопать котлетку, то съешьте ее.

Как говорит мой врач: „Если хочешь съесть гадость, слопай ее один раз в две недели“.

А еще я поняла: для того, чтобы выздороветь, нужно измениться, стать доброй, милосердной, никому не завидовать и помнить, что человек счастлив, когда он радуется тому, что у него есть, и не хочет то, чего у него нет. Я стараюсь жить с верой в Господа, по Божьим заповедям, не унывая, а радуясь.

Усердно молюсь. А еще слежу за своим телом. У меня обязательно фитнес два-три раза в неделю по три часа — тренажерный зал и растяжка. Знаете, как говорят: „До 30 лет у тебя то, что подарили мама с папой, а после 30 лет — то, что ты заслужила“.

С дочкой Машей // из личного архива

Впервые спортом Дарья занялась в период третьей химиотерапии, в 1999 году, когда резко прибавила в весе. Признается, что чаще всего гонит себя в зал пинками… Но когда понимает, что у нее прямая спина, нет артрита, тромбофлебита и не висит живот, то испытывает настоящее удовольствие!

Каждое воскресенье она стоит по три часа на литургии и не присаживается. Ее вес сейчас — 46 кг. Она может позволить себе любую одежду. Не любит каблуки, но, если надо, уверенно надевает двенадцатисантиметровые…

На вопрос, можно ли, по ее мнению, предупредить рак, Донцова ответила:

— Если бы я знала точный ответ на этот вопрос, я бы, наверное, получила Нобелевскую премию. Но, увы, пока никто ответа не нашел. Единственное, о чем сейчас говорят и врачи, и крупные исследователи — это о неких факторах, которые могут ослабить ваш иммунитет и в конечном итоге привести к онкологии.

Среди таких провокаторов называют избыточный вес, курение, неправильное питание, малую физическую активность. Если сказать просто: занимайтесь спортом, бросайте курить, держите нормальный вес, не злоупотребляйте жареным, копченым, мясным, сладким. Не завидуйте никому, не желайте никому зла, делайте добрые дела, будьте милосердными — „и да минует вас чаша сия“.

Но если все-таки так случилось, что вы заболели, надо хорошо понимать: онкология — это просто болезнь. Это не ужас, не кошмар, это не билет в крематорий, это просто болезнь, и она лечится. 97% женщин, у которых диагностирован рак молочной железы на первой стадии, выздоравливают, от гриппа умирают больше.

Чем раньше вы „поймали“ онкологию, тем выше ваши шансы вылечиться и навсегда забыть об этой болезни, поэтому ходите на диагностику раз в год обязательно. И всё у вас будет хорошо.

Интересно!

Писательнице вручили медаль „За вклад в укрепление правопорядка“

7 июня прошлого года в честь дня рождения любимой миллионами читателей писательницы министр внутренних дел Российской Федерации В. А. Колокольцев подписал приказ о награждении Дарьи Донцовой медалью МВД России „За вклад в укрепление правопорядка“.

Так Министерство внутренних дел отблагодарило писательницу, посчитав, что ее книги служат укреплению авторитета полиции в обществе и повышению престижа профессии сотрудника органов внутренних дел.

»Родословная до седьмого полена»

Под таким названием в декабре 2017-го вышел новый, 54-й детектив Донцовой о сыщице-любительнице Даше Васильевой.

Около дома Васильевой расположены «графские развалины». Даша наткнулась рядом с ними на надгробные плиты и труп молодого мужчины.

Конечно, Василь­евой к трупам не привыкать! Но это был уже явный перебор, ведь утром того же дня на пороге Дашиного дома скончалась совершенно незнакомая женщина, зачем-то заявившаяся к ней в гости.

Полковник Дегтярев категорически не хочет посвящать Дашу в детали расследования, и любительница частного сыска решает сама распутать загадочное со всех сторон дело и утереть нос полковнику.

Источник: https://woman.rambler.ru/other/38999853-darya-dontsova-rak-eto-prosto-bolezn-i-ona-lechitsya/

Дарья Донцова: Как я победила рак

Рак молочной железы дарья донцова

Читая ироничные детективы Дарьи Донцовой, слушая ее полные юмора истории из, встречаясь с ней на концертах, я просто не могла представить ее унывающей.

И вдруг случайно узнаю, что писательница пережила страшный диагноз – рак четвертой степени. 18 операций, несколько сеансов облучения и несколько химиотерапий.

Теперь она частый гость на канале “Домашний”, где дает советы по выживаемости.

Писать вы стали благодаря болезни – это правда?

– После наркоза пошли галлюцинации. Это у всех, когда вам 8 часов делают операцию. Образовалось свободное время. Лежишь в палате, ничего не делаешь. Постоянно кто-то умирает, кого-то выносят. За полгода можно сойти с ума. Чтобы отогнать страшные мысли о близкой смерти, я начала сочинять. И муж, когда я ему сказало об этом, посоветовал: “Пиши, Груня, пиши”.

Вы ушли в другое пространство?

– Нет. Я ушла в работу, чтобы отвлечься. Уж очень меня раздражало то, что происходило вокруг.

Для этого нужна сила воли?

– Да. И для этого нужно себе сказать, что не собираешься умирать. Но мужчины тяжелее болеют, чем женщины.

Как вы узнали о своей болезни?

– Случайно. У меня совершенно неожиданно начал расти бюст. Поскольку Господь мне дал первый размер, я всегда мечтала, что у меня когда-нибудь будет большая грудь, а она все не росла и не росла. И вдруг она стала резко увеличиваться в размере. Я обрадовалась. Показываю подруге, а она: “Немедленно к онкологу!”

В Москве профессор мне сказала: “А что ты вообще, милочка, сюда пришла, у тебя рак в последней стадии, жить тебе осталось, наверное, месяца три?”

Этого не может быть, говорила я, этого не может быть никогда.

Страха смерти я не испытывала. Но у меня трое детей, пожилые мама и тогда еще живая свекровь, у меня собаки, кошка – умирать просто невозможно…

Лучевую терапию я просто не заметила.

С химией хуже.Тебя все время тошнит.

После операции меня привезли домой, положили на диван.

Я полежала, полежала и встала, взяла сумки и отправилась на рынок за продуктами.

А куда деваться?

Если от вас отрезали какие-то куски, это еще не драма. И даже если после операции от вас убежал муж, это не трагедия. Главное – вы живы. Я знала, что не умру.

– Что вы советуете больным?

– Пожалеть себя первые два часа, потом вытереть сопли и понять, что это не конец. Придется лечиться. Рак лечится. По крайней мере, лечение продлевает жизнь.

Если тебе сказали диагноз, это не значит, что ты завтра отправишься в крематорий. Надо перестать рыдать. Подумать, что тебя здесь держит? Кого-то дети, кого-то муж, кого-то подруга, кого-то собака. Мы сами кладем себя в могилу и сами себя оттуда вытаскиваем.

Я знала, что даже если от меня останется одно ухо, муж все равно будет меня любить.

Среди нас была совсем молоденькая девушка – после операции она родила! Мы поняли, что онкология была нам дана как некая остановка – чтобы понять, куда и как идти дальше.

Если понимаешь, что жизнь не кончена, она не заканчивается.

“…Однажды тяжелую онкологическую больную спасли… кошки.

Она лежала дома, практически не вставала с кровати. У нее было три кошки. К ней ходила патронажная сестра, которая заболела. В Красном Кресте была какая-то неразбериха, и про эту больную забыли. К вечеру кошки заорали – у них кончилась еда, хозяйка поняла, что надо что-то делать.

Наутро к ней никто опять не пришел. Она на коленях и локтях доползла к холодильнику. В общем, когда через неделю про нее вспомнили, безнадежно больная мыла окно, стоя на подоконнике”.

– Вы по натуре борец или стали таким человеком?

– Я как Маресьев: если мне отрежут ноги, я поползу на руках. Я всего панически боюсь. Но когда доктор сказал, что нужно отрезать грудь слева, я воскликнула: “Ой, а давайте на всякий случай отрежем и справа!”

А если бы вы не стали писательницей, в чем бы вы черпали ваши силы? Как выводить себя из депрессии?

– Я бы стала разводить собак, я бы так построила день, чтобы мне все время было некогда. Нужно обязательно чем-то заниматься, хотя бы самозабвенно чистить пол. Не считайте себя больной. Никогда не произносите фразу: “Я умру!” Или: “Я умру, а они все меня вспомнят!” Это отнимает силы к чему-либо двигаться.

Обязательно надо что-то делать. У нашей русской женщины какая-то несчастная коллизия – она какая-то недолюбленная. И иногда единственное, что остается, любить свою болезнь. Это единственное ее счастье. Она на той ситуации отыгрывается до самого конца. Случалось, когда в палату приходили мужчины и, узнав о диагнозе, они потом бросали своих жен.

Женщины рыдали и говорили: “Если бы, если бы не рак груди, он бы меня не бросил”. Бросил бы! Нашел бы другую причину, по которой бы бросил. Мужчины не живут с бюстом, мужчины живут с женщиной. Можно сделать протезирование, купить себе потрясающее белье, чтобы, стоя на пляже и глядя на вас, никто никогда не догадался, что у вас чего-то не хватает.

– Пробовали ли вы нетрадиционные методы лечения?

– С болезнями, особенно с серьезными, шутить нельзя. От онкологии спасают только нож, химия, лучевая терапия.

Я пытаюсь внушить своим читателям: несмотря на тотальный негатив, все будет хорошо.

– Стоит ли обращаться к экстрасенсам?

– Ни в коем случае. Вы должны понять, что никто ничего за вас не сделает. Человек способен побеждать недуги силой духа. Нужна сильная вера в себя, которая из больного человека делает здорового.

Я пошла в спортивный зал, села за тренажер, теперь я сажусь на шпагат. Я усиленно занимаюсь спортом. И я очень хорошо поняла: движение – это жизнь.

Болезнь на тебя нападает, а ты ей морально кулаком в лицо дай сдачу.

Вы сильный человек. Вы можете себя поднять с постели и отправить в тренажерный зал. Но не каждый больной на такое способен.

– Наставник нужен, но никто за вас ничего не сделает. Я за вас пообедать не смогу. У каждого человека свой путь. И болезнь помогает обрести себя.

Существует закон преодоления. Формула успеха.

Говорят, вы пишете по несколько часов в день. Обязательно?

– Я пишу каждый день – потому что это входит в обязательную мою программу работы над собой. Если не работаю каждый день долго и упорно, то ничего не получится. Никакие деньги не помогут. Никто тебя не вытащит из ямы.

– Наставник может дать толчок?

– Он может дать толчок, когда человек в растерянности и не знает, что делать. Но когда появляется в человеке мотор, то человек может потащить целый паровоз за собой.

Я тащу женщин, больных онкологией груди. В нескольких онкологических клиниках выставлены мои библиотечки. Сережа Мазаев тащит людей, которых лечат от алкоголизма. Алена Апина советует женщинам родить ребенка вопреки всем бедам.

-Расскажите о вашей семье?

– У меня трое детей. Два взрослых сына и дочь. Один сын психолог, другой – менеджер в сфере развлекательной индустрии. Дочь учится в Лондонском университете на дизайнера.

А как поживают ваши собаки? И сколько их сейчас?

– Три мопса и йорк. Поживают прекрасно…Мы еще и кота подобрали. Его зовут Тихон. Три дня пожил и обнаглел.

Источник: https://rg.ru/2006/09/29/doncova.html

Дарья Донцова: как победить рак. Заболевания молочной железы

Рак молочной железы дарья донцова

Известная писательница Дарья Донцова представила новую книгу. Но на этот раз не иронический детектив и не сборник кулинарных рецептов, а предельно откровенный рассказ о том, как она боролась со страшной болезнью — раком груди. И как победила.

Отрывок из книги “Я очень хочу жить”, который мы публикуем — о том, как друг писательницы Владимир Цехновичер, по ее же словам, “заставил вздрогнуть и задуматься”.

— Болезнь ни в коем случае не должна быть главным событием в твоей жизни. О чем ты думаешь, когда просыпаешься? Только честно!

— О том, как сегодня себя чувствую, — вздохнула я.

— Неправильно! — зашипел Володя. — Ты обязана сначала вспомнить про Машку, ее надо накормить и отвести в школу. Потом мальчики, муж, работа. Болезнь на сотом месте.

Представь, что к тебе в гости приехала тетка из провинции, поселилась на год, живет и ноет: “Грушенька, сейчас восемь утра, отвези меня в музей… Потом в кафе, затем в театр… А на ночь почитай мне книгу…

Не оставляй меня ни на секунду одну!” Твоя реакция?

— Скорей всего, я в вежливой, но достаточно категоричной форме дам понять нахалке, что жить в моем доме она может, но постоянно развлекать ее у меня нет времени. Мне надо выполнять домашние обязанности, заботиться о семье. Впрочем, я готова в выходной составить ей компанию для похода в консерваторию — неудобно совсем оставить гостью без внимания. Приблизительно так, — ответила я.

Володя стукнул кулаком по креслу.

— Отлично. “Онкология” — так зовут наглую тетю, приехавшую погостить без приглашения. Какого черта ты ею постоянно занимаешься? Посадила нахалку себе на голову и тащишь ее! Просто включи рак в свою жизнь, ведь больше года вы с ним проведете рука об руку.

Но пусть знает свое место. Он вовсе тут не хозяин, а часть расписания. Утром всякие дела, потом ты забегаешь на лучевую терапию, после обеда занимаешься репетиторством.

Разве ты впадаешь в панику из-за того, что нужно два раза в день гулять во дворе с Черри? Отнесись к болезни, как к пуделю. Ее надо таскать на поводке к врачу. Точка. Сейчас такой этап жизни, затем будет другой, третий.

Вспомни своих одноклассников: как только они увидели, что тебе плевать на дразнилки, то отстали. Рак очень похож на вредных школьников. Все, ложись спать!

Цехновичер встал, пошел к двери, но на пороге обернулся.

— Не думал, что ты такая слабая — решила сдаться, получив от судьбы первый пинок. На свете полно людей, которым намного хуже, чем тебе, и ничего, живут себе нормально. А ты окружена вниманием, имеешь прекрасного мужа, чудесных детей, хорошую работу, квартиру и льешь сопли из-за того, что надо лечиться. “Пожалейте, у меня рак груди…

” Тьфу прямо! В твоем случае нет причин для жалости. Хотя, я не прав, тебе стоит посочувствовать исключительно из-за твоей глупости. У тебя все хорошо, болезнь уже потихоньку отступает, а ты превратилась в дрожащее желе. Дорогая, человек сам себя вытаскивает из могилы, но и сам туда укладывается.

И ни один доктор на свете не поможет дурочке, которая ежедневно говорит себе: “Я непременно умру!”

Вовка ушел. Я накрылась одеялом с головой, свернулась калачиком, хотела по привычке заплакать, но слезы из глаз не полились. Похоже, лучший друг мужа абсолютно прав — нельзя ставить болезнь во главу угла, подчиняться ей.

Если боишься демонов при ярком электрическом свете, в темноте запросто умрешь от страха. Надо стать храброй и относиться к раку, как к временному спутнику. Я же сумела договориться с мигренью, и она более не пристает ко мне каждый день.

А почему? Потому что я сказала себе: “Больше не боюсь приступов головной боли. Заболит так заболит, лягу в постель, и точка”. Главное, победить страх, понять: онкология для меня не исключительное событие, а обыденность. Приехала в клинику, полежала под аппаратом и помчалась по делам.

И ни в коем случае нельзя сетовать на судьбу, считать себя разнесчастной страдалицей, которую ждет наиужаснейшая участь.

Тут же вспомнилась притча, которую любила рассказывать моя бабушка Афанасия Константиновна.

“…Мужик по имени Иван очень сетовал на свою жизнь, считал ее тяжким испытанием и очень завидовал соседям, у которых, по его мнению, все складывалось наилучшим образом. Ныл Ваня, ныл, и вдруг спустился к нему ангел со словами:

— Жаль мне тебя стало, давай помогу. Проси, что хочешь!

— Неподъемный крест тащу на спине, — пожаловался Иван, — велик груз забот и много печалей. Сделай одолжение, замени мой крест на другой, не тяжелый, а легкий.

Ангел подхватил Ивана и очутился вместе с ним в комнате, сплошь набитой крестами.

— Сам найди себе ношу, — предложил серафим.

Ваня стал осматриваться. Кресты были самые разные — огромные из камня, дерева, железа, встречались и чуть поменьше, но все равно они выглядели устрашающе.

Долго ходил Иван по комнате и вдруг, глядь, лежит на полу крохотный крестик из прутиков, махонький, меньше мизинчика, легонький, как гусиный пух.

Схватил мужик его и закричал:

— Ангел, я нашел себе ношу! Поменяй мой ужасно тяжелый крест на этот!

Серафим с улыбкой ответил:

— Эх, Иван… Ты сейчас подобрал свой крест, полученный от рождения.

— Не может быть, — не поверил мужик. — Чьи же тогда вон те железные и каменные изваяния?

— Не судьба твоя тяжела, — покачал головой посланник небес, — а ты слабый да завистливый. Те огромные кресты принадлежат соседям, которые, по твоему мнению, намного счастливее тебя. Настоящий человек с улыбкой бревно потащит, а трусу и лентяю соринка плечи оттянет…”

Я встала с кровати, подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу. Ну, что, рак молочной железы, посмотрим, кто кого съест!

Именно в этот момент мне стало понятно: в жизни начинается новый этап. Я прошла большой путь. Сперва не хотела верить, что заболела, плакала, сетовала на тяжелое испытание, надеялась, что откуда ни возьмись прилетит добрая фея, взмахнет волшебной палочкой, и стану я здоровой.

Потом испугалась рака и, таким образом разрешила ему стать главным событием в своей жизни, сама поставила болячку на пьедестал. Я была слабой, трусливой, испуганной до дрожи в коленках. Не слышала здравых слов мужа, не воспринимала утверждений об излечимости болезни. Чего греха таить — я упивалась страданиями.

Мне так нравилось себя жалеть, расчесывать моральные раны! Но сейчас пришло понимание, что я не слабая, не бедная, не несчастная, не убогая, а способна спокойно жить с болезнью, не подчиняясь ей, и в конце концов непременно выздоровлю. Почему? Да потому что онкология лечится.

Есть и другой ответ: я не умру от рака груди, потому что не хочу умирать. Не имею права. Мне пока рано на тот свет, у меня на этом полно дел.

Источник: https://www.7ya.ru/article/Darya-Doncova-kak-pobedit-rak/

4 истории женщин, победивших рак

Рак молочной железы дарья донцова

В октябре весь мир окрашивается в розовый — этот цвет стал символом Всемирного месяца борьбы против рака груди. По статистике, ежегодно этот диагноз слышат 1,5 миллиона женщин, из них 60 тысяч живут в России.

В группе риска находится каждая седьмая, но далеко не все готовы об этом говорить публично, перестать стесняться и стыдиться своей болезни, стигматизировать ее и в первую очередь себя.

Тема рака все еще достаточно табуирована в обществе — в том числе из-за внутренних установок пациенток, однако находятся и те, кто не боится говорить о своей болезни в открытую. Среди них — героини проекта TLC «Моя вторая жизнь» и звезды российского медиапространства.

Наталья Алтунина

Наталье Алтуниной из Усолья-Сибирского 44 года. До недавнего времени у нее все было хорошо: муж, маленькая дочь, 16-летний сын.

21 год Наталья проработала в администрации города, а последние 3 года занимала должность заместителя главы администрации по экономическим и социальным вопросам. Все изменилось в октябре 2017 года, когда новый руководитель привел свою команду, и Наталье пришлось уйти.

Она потеряла любимую работу и практически одновременно с этим — здоровье: Наталье поставили диагноз «рак молочных желез».

Слово «повезло» здесь неуместно, но Наталье действительно удалось обнаружить болезнь на ранней стадии: с самой юности у нее были проблемы с женским здоровьем, поэтому каждые полгода она обязательно проходила стандартные обследования, одно из которых и оказалось критически важным.

Наталья сразу же обратилась в иркутский онкологический диспансер, где ее отправили на химеотерапию — всего ей пришлось пройти через 6 сеансов, чтобы уменьшить опухоль перед операцией. Наталья со страхом ждала, когда начнут выпадать волосы — это случилось только на третьей неделе.

Парадоксально, но больше всего ее расстроило то, что это произошло накануне новогоднего корпоратива: Наталье не хотелось ничего афишировать и делиться переживаниями с бывшими коллегами, с которыми проработала больше 20 лет. Наталья вообще привыкла почти все держать в себе: у них в семье не принято жаловаться.

Поэтому она просто максимально взбила прическу, заклеила лаком, где это было возможно — и пошла праздновать.

Наталья постаралась удержать жизнь в привычных рамках: сама водила дочь в детский сад (спасибо, зимой под шапкой и капюшоном не было ничего видно), не допускала истерик, не посвящала ни во что детей. Сын намного позже догадался сам — только по слову «химеотерапия».

Наталья все восприняла нормально и твердо решила победить болезнь — «Я справлюсь, вот и всё».

Лишь иногда задумывалась, зачем она так много времени и сил отдавала работе, ведь приходилось выходить и в выходные, и в праздники — хотя эти дни, наверное, нужно было посвящать семье и не забывать о самой себе.

После завершения курсов химеотерапии, когда опухоль рассосалась, Наталью отправили на мастэктомию — удаление груди, причем из-за расположения опухоли в центре молочной железы и мутации гена, который предрасполагает к возвращению рака, врачи удалили и здоровую тоже.

К счастью, одновременно с операцией ей провели и реконструктивную маммопластику. По словам эксперта проекта TLC «Моя вторая жизнь», хирурга Михаила Рожка, восстановление груди — очень распространенная манипуляция, на которую идут практически все женщины после мастэктомии.

Мужья часто не могут понять ни душевных, ни тем более физических проблем своих жен, когда из-за банального отсутствия симметрии к концу дня невыносимо болит спина — что уж говорить об эстетической стороне вопроса.

Реконструкция молочной железы возвращает женщинам уверенность в себе, в своей красоте, помогает смотреть в зеркало — и видеть себя не только здоровой, но и красивой, и быстрее забыть о том, через что совсем недавно им пришлось пройти.

Глядя на свое отражение, Наталья плачет только от облегчения и радости. У нее впереди еще один завершающий курс химеотерапии, но она уже получила новую должность и успешно с ней справляется, не забывая при этом уделять внимание своей семье — больше никаких прошлых ошибок.

Ирина Вишнякова

Ирине 48 лет, с мужем Олегом она вместе уже 23 года. Она всегда считала себя везучей и из всех неприятностей выходила играючи, отделываясь малой кровью.

Поэтому диагноз «рак молочной железы» прозвучал громом среди ясного неба. Так не бывает. Такое не должно было произойти с ней. Олег тоже поначалу не верил, что такое страшное заболевание может коснуться их семью.

У них две дочери, и младшая сейчас особенно нуждается в матери.

Это была случайность: обследования не выявили ничего подозрительного, и только гинеколог, ощупывая грудь Ирины во время стандартного осмотра, слишком сильно сжала сосок — и из него потекла кровь.

Мамография и биопсия подтвердили опасения: рак груди второй стадии, карцинома.

Ирину очень поддержал муж, который сказал, что они должны дожить до преклонного возраста, чтобы быть как те милые старички, которые гуляют по парку под ручку. «Должны», -— согласилась Ирина.

«Ну тогда доживем», — на том и решили. После этого Ирина с Олегом начали изучать возможности и перспективы лечения за рубежом, финансовую сторону вопроса, однако консультация врача в Иркутске убедила их остаться.

Эксперт проекта «Моя вторая жизнь», главный онколог Сибирского Федерального Округа, главный врач Иркутского областного онкологического диспансера, заслуженный врач РФ, Виктория Дворниченко поясняет, что многие пациенты, которые уезжают в Германию и Израиль, потом все равно долечиваются в России, и наши клиники сегодня оказывают высокотехнологичную помощь не хуже — а в чем-то даже лучше — зарубежных. Плюс ко всему незнание языка, постоянные перелеты, отсутствие поддержки семьи может стать серьезным стресс-фактором для пациентки — а они строжайше противопоказаны в этой ситуации.

Ирина и Олег решили остаться в России и лечиться в иркутском онкологическом диспансере. С учетом результатов обследования и типа опухоли была назначена предоперационная химеотерапия.

По словам Олега, для Ирины очень важно быть в социуме, чувствовать себя нужной и важной, поэтому до самого последнего она работала: общение и занятость здорово помогали и отвлекали от того ужаса, через который проходила Ирина.

Ей, конечно, не хотелось, чтобы кто-то знал о болезни: волосы не выпадали до самого последнего сеанса, пока в одно утро Ирина не провела рукой по голове и на ладони остался целый клок.

Олег просто сказал: «Пойдем тебя побреем» — он заранее решил, что не сможет допустить, чтобы это сделал кто-то чужой, чтобы на его жену странно косились в салоне. Это был один из самых эмоционально тяжелых моментов — для Ирины расстаться с волосами было все равно что потерять руку. «Хотелось плакать, но мы шутили», — признаются супруги в проекте TLC.

К сожалению, в случае Ирины не удалось совместись сразу две операции — удаление и реконструкцию груди из-за лучевой терапии, которая последовала после мастэктомии: грудь с имплантом внутри нельзя облучать, поскольку он может деформироваться. Поэтому целый год после удаления молочной железы Ирине пришлось ходить с протезом — это стало еще одним испытанием.

Целый день носить на себе полтора килограмма чужого веса — искусственно, неродного — тяжело не только физически, но и морально: Ирина чувствовала себя калекой и не могла смотреть в зеркало.

Ситуацию омрачала еще и невозможность вернуться к полноценной привычной жизни: в частности, Ирина не могла ходить в бассейн, поскольку в их городе нет залов с закрытыми кабинками, где можно было бы переодеться, не вгоняя в ступор других людей.

Прошел год. Ирина прошла лучевую терапию и быстро восстанавливалась после сложной операции. Перед реконструкцией груди необходимо было провести контрольное обследование, чтобы убедиться, что рак отступил.

Остеогаммасцинтиграфия (сканирование костей) выявила очаг в области переднего отрезка второго ребра справа, хотя онкомаркер был в пределах нормы, самочувствие хорошее, а лабораторные показатели в норме.

Чтобы разобраться, метастазы это или просто воспалительный процесс, Ирине назначили дополнительную томографию — звонок врачей стал очередной проверкой на прочность, поскольку это означало, что все может начаться заново.

К счастью, все оказалось в порядке, и хирург допустил Ирину до операции, чтобы подарить ей красивую симметричную грудь и вторую жизнь — без комплексов, страхов и неуверенности в себе.

Лайма Вайкуле

По статистике, при диагностировании рака груди на ранней стадии в 94% болезнь благополучно излечивается — именно поэтому все врачи в один голос призывают регулярно делать маммографию, чтобы не упустить момент, когда все еще можно исправить.

Лайма Вайкуле не подозревала ни о чем десятилетиями — именно поэтому, когда в 1991 году у нее обнаружили рак груди, прогноз медиков был крайне неоптимистичным, всего 20%. Последняя стадия болезни, жизнь буквально повисла на волоске — и певица буквально замкнулась в себе, отгородилась ото всего мира.

Она никому ничего не хотела говорить — отказалась от психолога, которого предоставляли в американской клинике, не призналась маме (врала, что не может сейчас поговорить, потому что у нее запись — а не потому что облучение отнимает все силы), не смогла даже приехать на похороны своего отца, за что все СМИ моментально закидали ее неодобрительными статьями и упреками.

Лайма прошла через все возможные стадии — шок, неверие, страх, гнев, ненависть и отчаяние, и на всем пути ее очень поддерживал муж, Андрей.

По словам певицы, после того, как ей все-таки удалось победить онкологию (удалением груди и облучением), она сильно изменилась: научилась ценить близких, стала более мягкой в суждениях и высказываниях, ушла непримиримая прямолинейность, появилось понимание того, что на самом деле важно, а что — временно.

Дарья Донцова

Российская писательница детективов, Дарья Донцова, одна из первых и немногих, кто в нашей стране начал открыто говорить о раке груди.

Она не делала никогда тайны из своего заболевания, спокойно рассказывая всем, кто спрашивал: да, у меня была онкология, да, было тяжело, но я справилась, сейчас все позади.

Рак, по мнению Донцовой, это просто болезнь, которая лечится — если ее вовремя распознать и начать принимать меры. Однако в начале пути она не была настроена столь позитивно.

В 1998 году, когда Дарья только услышала диагноз, она очень испугалась — тем более что прогнозы были совсем не утешительные.

Ей пришлось пройти через 4 операции, множество курсов химеотерапии, пять лет провести на таблетках и гормонах — причем в конце 1990-х они были далеки от совершенства, вызывали мучительную тошноту и слабость.

В своих интервью Дарья признавалась, что первые несколько книг она писала буквально в ванной — потому что боялась далеко отойти от туалета из-за постоянной тошноты. Все это время ее держали на плаву мысли о муже и детях, которых она просто не могла оставить.

«Победить рак нелегко, — говорит в проекте TLC онколог Виктория Дворниченко. — Однако вы обязаны жить, даже если у вас болезнь. Не надо бояться искать рак. Надо бояться не найти его вовремя». Позаботьтесь о себе — возьмите за привычку регулярное посещение маммолога и смотрите вдохновляющие истории сильных женщин в программе «Моя вторая жизнь» на TLC .

Источник: https://tlc-tv.ru/articles/4-istorii-zhenshchin-pobedivshikh-rak/

МнениеЛекаря
Добавить комментарий